СУБЪЕКТЫ МЕЖДУНАРОДНОГО ПРАВА

Правопреемство при социальной революции (перевороте)

всегда вызывало научные споры. Аристотель полагал, что с переменой формы правления сущность государства не меняется. Гуго Гроций писал, что государства бессмертны: они могут быть таковыми потому, что народ представляет собой целое, состоящее из отдельных членов, которые объединены одним названием. Согласно Гроцию, народы образуют «искусственные тела» наподобие естественного тела. Естественное тело не перестает быть тем же, несмотря на постепенную замену частиц при сохранении формы. Так же не имеет существенного значения и образ правления – будь то власть царя, нескольких лиц или множества людей. Если избранный царь умрет или прекратится царский род, то право властвования возвращается к народу.

По мнению Э. де Ваттеля, когда свободный народ, народное государство или аристократическая республика заключают договор, то это значит, что договаривается само государство и его обязательства вовсе не зависят от жизни тех людей, которые заключали этот договор. Так как государство и нация остаются всегда теми же, какие бы изменения они ни осуществляли в форме правления, то и договор, заключенный с какой-либо нацией, сохраняет свою силу, пока существует эта нация. И. – К. Блюнчли утверждал, что, несмотря на перемены формы правления, государство остается одним и тем же «международным лицом», поскольку индивидуальность народа и непрерывность его связи с территорией – два необходимых условия для существования государства, а они не уничтожаются с переменой формы его правления.

В сентябре 1792 г. Конвент Франции провозгласил, что суверенитет народов не связан договорами тиранов. В соответствии с этой декларацией революционная Франция не только разорвала многие политические договоры старого правительства, категорически отвергла всякие виды сервитутов, признавая их как явления противные «основным началам естественного права», но и отказалась от уплаты государственного долга бывшего правительства, в том числе от погашения так называемых «одиозных долгов», руководствуясь тем, что народ не обязан платить по договорам, навязанным ему властью тиранов.

Классики русской школы международного права Ф. Ф. Мартенс, Л. А. Камаровский и В. А. Ульяницкий полагали, что преобразования или перевороты в государстве не изменяют его юридического положения. Необходимо только, чтобы народ существовал как независимый политический организм, имеющий все атрибуты государства. Такой народ и при новых внутренних порядках удержит присущие ему качества «международной личности», останется субъектом международного права. Как бы ни изменялись отдельные элементы государства, сколько бы ни уменьшалась его территория, «личность» этого государства продолжает существовать. Следовательно, по отношению ко всем другим субъектам, с которыми государство приходит в соприкосновение, оно сохраняет свои права и обязанности.

Австрийский юрист А. Фердросс писал, что «государство не прекращает существовать ни в результате революции, ни в результате государственного переворота. Народ может изменить свою организацию, но при этом не может перестать существовать. Не государство как организация, а государственно организованный народ (populus) является субъектом ответственности по международному праву».

На Лондонской конференции России, Англии, Франции, Австрии и Пруссии 19 февраля 18З1 г., где обсуждался статус Бельгии, отделившейся от Норвегии, в составе которой она была в 1815—18З0 гг., утвердили принцип: «трактаты не теряют своей обязательности, каким бы изменениям ни подвергалась внутренняя организация народов». Аналогично и договоры США о дружественных отношениях с Австрией (1921) и с Венгрией (1921) устанавливали объем обязательств этих стран по уплате возмещения за ущерб, нанесенный гражданскому населению США в результате агрессии государства-предшественника – Австро-Венгрии и ее союзников.

После Октябрьской революции 1917 г. советское правительство отвергло утвердившийся в практике государств принцип, согласно которому «нация является ответственной за свое правительство, и перемена власти не затрагивает наложенных обязательств». Советское правительство так же, как некогда деятели Великой французской революции, заняло позицию пересмотра международных договоров с точки зрения идеологии социалистической революции. Однако общего отказа от прежних договоров, полной их отмены со стороны советского государства не было. С провозглашением советской власти Россия не порвала автоматически связи с союзниками по Антанте (Францией, Великобританией, Италией, США, Японией, Бельгией и др.) в войне с четверным союзом (Германия, Австро-Венгрия, Турция и Болгария). Руководствуясь Декретом о мире (1917), советская Россия призывала союзников заключить мирный договор. Она не аннулировала всех прав и обязательств Российской империи в отношениях с иностранными государствами.

Перейти на страницу: 2 3 4 5 6 7 8 9 10