Доказывание по семейным делам

Этот вопрос может возникнуть и у ребенка, действительным отцом которого является неизвестный ему и его матери донор. Самому ребенку и иным лицам, кроме супругов, давших согласие на применение метода искусственного оплодотворения либо на имплантацию эмбриона, и суррогатной матери, запрета на обращение в суд с иском об оспаривании отцовства (материнства) не установлено. Поэтому в случае обращения в суд с таким иском не самого ребенка, а его опекуна (попечителя), иных лиц, мотивирующих свое обращение в суд необходимостью защиты интересов ребенка и его права знать своих родителей, следовало бы привлекать к участию в деле органы опеки и попечительства, а в зависимости от возраста – и самого ребенка, имеющего право выразить свое мнение относительно заявленного требования (ст. 57 СК РФ). Об обязанности суда учитывать это правило указано в п. 9 Постановления Пленума Верховного Суда РФ №9.

На наш взгляд, позиция законодателя, предусматривающего возникновение родительского правоотношения на основании «социального родства», требует более детального законодательного решения спорных вопросов, связанных с возможностью оспаривания отцовства (материнства) и пределами осуществления этого права конкретными лицами, во избежание злоупотребления таким правом и нарушения интересов ребенка и его родителей (как биологических, так и не являющихся таковыми, но воспитавших ребенка как своего родного).

Кроме того, в течение длительного времени остается нерешенным вопрос о праве матери, состоящей в браке, оспорить презумпцию отцовства своего мужа в момент регистрации рождения ребенка не в судебном порядке, а в органах загса путем подачи ею заявления о том, что ее муж не является отцом ребенка. Такое право было предоставлено матери ребенка п. 19 Инструкции о порядке регистрации актов гражданского состояния от 20 января 1958 г., где буквально было указано следующее: «В случаях, когда состоящая в зарегистрированном браке женщина при регистрации рождения ребенка возражает против внесения в актовую запись о рождении сведений о своем супруге на том основании, что он не является отцом ребенка, сведения об отце в актовую запись не вносятся. В актовой записи указывается: „Состою в браке с гр. . Сведения о нем в актовую запись прошу не вносить, так как он отцом ребенка не является“. Это заявление должно быть подписано матерью ребенка. Ребенок в этих случаях записывается по фамилии матери с присвоением отчества по ее указанию».

С введением в действие Основ законодательства Союза ССР и союзных республик о браке и семье с 1 октября 1968 г., Кодекса о браке и семье РСФСР с 1 ноября 1969 г., Инструкции о порядке регистрации актов гражданского состояния в РСФСР от 17 октября 1969 г. вопрос о возможности матери, состоящей в браке, оспорить презумпцию отцовства своего мужа в административном порядке вызвал много споров.

По мнению Е.М. Белогорской, норма, закрепляющая презумпцию отцовства, носит общеобязательный характер и, следовательно, лишает мать ребенка, состоящую в браке, возможности указывать вместо мужа иное лицо либо вообще не указывать отца [].

Другие авторы полагали, что мать ребенка наделена правом отказа от регистрации ребенка на имя своего мужа [].

Поводом для разнообразного толкования являлись кодексы союзных республик о браке и семье и инструкции, в которых по-разному решался этот вопрос до издания Министерством юстиции СССР 28 марта 1984 г. Инструктивных указаний по вопросам регистрации рождения, в соответствии с п. 7 которых оспаривание презумпции отцовства без обращения в суд в указанном случае возможно было только на основании заявления от мужа матери ребенка в орган загса, в котором он подтверждает, что отцом ребенка не является.

В этом случае возможно было одновременно с регистрацией рождения ребенка зарегистрировать и установление отцовства по совместному заявлению матери ребенка и отца, не состоящего в браке с матерью ребенка.

С распадом СССР возникло много проблем, в том числе и возможность получения письменного заявления от мужа матери ребенка в орган загса с целью исключения записи его в качестве отца.

В июне 1992 г. в органы загса было направлено подписанное заместителем министра юстиции РФ письмо, согласно которому по заявлению матери о том, что ее муж не является отцом ее ребенка, орган загса вправе произвести регистрацию рождения ребенка по правилам, предусмотренным для одинокой матери. За период действия указанного разъяснения значительно возросло число «одиноких» матерей, состоящих в браке с отцом ребенка, с целью получения увеличенного на 50% размера государственного пособия, выплачиваемого на ребенка, а также для получения других предусмотренных для одинокой матери льгот.

Аналогичное правило было закреплено и в п. 3 ст. 48 СК РФ, однако Федеральным законом от 15 ноября 1997 г. указанная норма исключена из ст. 48 СК РФ в связи с принятием Федерального закона «Об актах гражданского состояния», восстановившего действие презумпции отцовства мужа матери ребенка и исключительно судебный порядок оспаривания этой презумпции, независимо от наличия или отсутствия спора об отцовстве между всеми заинтересованными лицами (матерью ребенка, ее супругом, не являющимся отцом ребенка, и фактическим отцом ребенка).

Перейти на страницу: 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26