Доказывание по семейным делам

Представляется, что несовпадение в ст. 49 и п. 1 ст. 52 СК РФ круга лиц, имеющих право на обращение в суд с требованиями, которые непосредственно взаимосвязаны между собой, можно отнести лишь к технической ошибке законодателя. Какого-либо иного смысла в подобном разночтении закона не усматривается.

Предметом доказывания является установление факта несоответствия произведенной записи об отце или матери ребенка в актовой записи о рождении ребенка действительному происхождению ребенка от указанных лиц (отсутствие кровного родства) либо факта несоответствия произведенной записи установленным законом правилам о записи в качестве родителей ребенка соответствующих лиц (супругов, давших согласие на применение метода искусственного оплодотворения или на имплантацию эмбриона; суррогатной матери; усыновителей; лица, заведомо признавшего свое отцовство в отношении чужого ребенка, и др.).

Предмет доказывания зависит прежде всего от лица, обратившегося в суд с иском об оспаривании отцовства (материнства), а также от действовавших на момент рождения ребенка (и соответственно на момент регистрации его рождения) правил записи родителей ребенка в книге записи рождений. Правила записи рождений, как известно, устанавливаются в зависимости от того, состоят или не состоят в браке между собой родители ребенка. Поскольку правила записи об отце ребенка в случае рождения матерью, не состоящей в браке с отцом ребенка, часто подвергались изменениям, для правильного определения предмета доказывания необходимо в предусмотренных законом ситуациях установить не само по себе отсутствие кровного родства, а несоответствие произведенной записи закрепленным в законе правилам. Такой предмет доказывания определен семейным законодательством в случаях, когда материальным основанием для записи в качестве отца ребенка является не его кровная связь с ребенком, а так называемое социальное родство при отсутствии генетического (биологического) происхождения ребенка от данного лица.

Закон в ряде случаев заведомо определяет возникновение отцовства и материнства с согласия лиц, не являющихся кровными родителями ребенка, запрещая при этом последующее оспаривание актовой записи лицам, записанным в качестве отца или матери, по мотивам отсутствия кровного родства и не запрещая оспаривание отцовства (материнства) самому ребенку по достижении им совершеннолетия, лицам, уполномоченным на обращение в суд в интересах несовершеннолетнего ребенка, а также самим лицам, записанным родителями ребенка, если последними предъявлен иск по иным основаниям (например, в связи с несоответствием их волеизъявления действительным намерениям).

В последнем случае записанные родителями лица вправе оспаривать актовую запись по мотивам заблуждения (например, лицо желало усыновить ребенка, а не установить отцовство), применения к ним угроз, шантажа, насилия, стечения тяжелых семейных обстоятельств, нахождения в состоянии, когда указанное лицо не способно было понимать значение своих действий или руководить ими либо находилось в состоянии материальной, служебной или иной зависимости и др. Поэтому предмет доказывания в указанных случаях, а также в случаях оспаривания актовой записи, произведенной на основании презумпции отцовства мужа матери ребенка, зависит от того, по какому основанию оспаривается актовая запись об отце ребенка.

В связи с этим суд, принимая исковое заявление, должен установить, относится ли истец к категории лиц, которым предоставлено право оспаривания актовой записи об отцовстве или материнстве по соответствующим основаниям, которые должны быть непременно указаны в исковом заявлении и подлежат уточнению (конкретизации) при подготовке дела к судебному разбирательству.

В зависимости от оснований заявленного требования определяются юридически значимые обстоятельства, подлежащие доказыванию сторонами. Если предметом спора является лишь несоответствие произведенной записи установленным законом правилам о совершении такой записи безотносительно к отцовству (материнству) конкретного лица, возникает вопрос о пределах заявленных требований (ст. 196 ГПК) и возможности суда выйти за эти пределы, поскольку исключение сведений об отце или матери ребенка при отсутствии сведений о других лицах, имеющих право быть записанными в качестве отца или матери, нарушает интересы ребенка, превращающегося в таком случае в «найденного» по терминологии действующего законодательства.

Желанием установить свое действительное происхождение, основанное на кровной связи с лицами, являющимися биологическими родителями ребенка, довольно часто руководствуются сами дети, которым стала известной «тайна» их происхождения не только в случае усыновления, но и в случае добровольного установления отцовства лицом, которое после расторжения брака с матерью ребенка настаивает на обращении в суд самого ребенка, поскольку само это лицо, записанное отцом с его же согласия, лишено реальной возможности оспаривания отцовства, если это противоречит интересам ребенка.

Перейти на страницу: 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26